side-area-logo

Символы Книжной Капеллы

Место погружения святого человеческого духа и разума в Великое таинство чтения

Райские Врата

«Я всегда воображал Рай чем-то наподобие библиотеки…» Хорхе Луис Борхес

Перед Вами «Ворота в Рай» — художественная копия Восточных врат баптистерия Сан-Джованни собора Санта-Мария-дель-Фьоре во Флоренции, выполненная для «Книжной Капеллы» художниками Эрмитажа. Подлинник из позолоченной бронзы был создан итальянским скульптором, гравером и ювелиром Лоренцо Гиберти во второй половине XV века, а название — «Ворота в Рай», оригинальным вратам дал Микеланджело. Увидев работу Гиберти законченной и, восхищенный её красотой, он воскликнул «Эти двери так прекрасны, что они могли бы быть вратами в рай!».
В «Книжной Капелле» это высказывание следует понимать буквально: наши врата открывают путь к уникальному собранию редких изданий, способному стать настоящим раем для каждого поклонника бумажной книги.

Книга лежит и в основе сюжетной программы «Райских врат», составленной крупнейшим итальянским гуманистом, канцлером флорентийской республики Леонардо Бруни. Врата представляют основные события из библейской «Книги бытия», объединенных в десять композиционных рельефов. Повествование начинается с верхней левой композиции «Сотворения мира», включающей сцены создания Адама и Евы и изгнание прародителей из Рая, и завершается встречей царя Соломона с царицей Саввской.

«Они так прекрасны, что годились бы для дверей рая» – Микеланджело.

Единство пространственного решения, воссоздающее зрительную иллюзию глубины, использование законов математической перспективы уподобляет рельефы картине живописца. В этом особая заслуга Гиберти — итальянский скульптор стремился наделить пластику перспективой, что раньше считалось исключительной принадлежностью живописи.

Это ему блестяще удалось — как удалось и создателю петербургской бронзовой копии врат, украшающих парадный вход в Казанском Кафедральном соборе, который, по повелению императора Павла I, также строился по итальянскому образцу.

Идею разместить копию флорентийских «Райских врат» у северного входа в собор подал зодчий Андрей Воронихин, когда материальное исполнение принадлежало «литейного и чеканного дел мастеру» из Академии художеств, Василию Екимову. Однако, отливая копию, Екимов работал без консультанта и разместил «итальянские картины» в произвольном порядке. Первые четыре панно на петербургской копии расположены так же, как и у Гиберти — что показано на нашей живописной копии, которая сохраняет последовательность сюжетов флорентийского оригинала, а остальные шесть — в последовательности 10, 7, 6, 5, 8, 9.

Гаргулья

Оберегая знания

Прогуливаясь по улицам старинных европейских городов, вы, наверняка, отмечали великолепие готической храмовой архитектуры, с её заострёнными кверху арками, узкими и высокими башнями, богато украшенными фасадами с резными деталями и многоцветными витражными стрельчатыми окнами. Кроме того, экстерьеры готических колоссов (Кёльнского и Миланского соборов, Собор Парижской Богоматери и др.) украшались каменными изваяниями мистических существ, – гаргулий, изображённых то страшными, то смешными, неизменно посматривающими с высоты на человеческие деяния.

В скульптурах гаргулий воплощены образы охранников здания, препятствующих проникновению злых сил. Во Франции, например, есть легенда XVII века о святом Ромейне, который сразился и одержал верх над существом по имени Гаргуллий. Однако, покорив дракона, Ромейн не смог уничтожить голову чудовища, которая была закалена огнём из собственной пасти. Тогда Ромейн повелел поместить голову на стены собора, чтобы та отпугивала злые силы.

В архитектуре России достаточно сложно встретить этих мистических существ, и тем сильнее мы гордимся Гаргульей, представленной среди скульптурного убранства «Книжной Капеллы» и оберегающей нашу книжную коллекцию. Наш хранитель несёт свой молчаливый пост, охраняя собрание из более чем 5000 томов, воспроизводящих шедевры отечественного книгоиздания XVI-XIX веков, которые были тщательно отобраны специалистами-книжниками. Коллекция собраний этого периода включает историко-религиозную литературу и периодические издания, собрания, посвящённые искусству, юриспруденции, различным прикладным наукам и истории военного ремесла, а также издания русской военной топографии, как-то: карты и редчайшие рукописные атласы различных губерний Российской империи.
Со своего возвышения гаргулья, окутанная ореолом спокойствия и таинственности, наблюдает за благородными гостями «Книжной Капеллы», охраняя покой и даруя сосредоточенность при изучении литературных шедевров старины, вобравших знания и мудрость предков.

Единорог

«Единорог не для страницы номер двадцать семь. Он — для вечности» — Джаспер Ффорде

Среди священных фантастических животных в мировом фольклоре едва ли найдется образ, которому было бы посвящено такое количество трактовок, как Единорогу. Неоднократно упоминаемый в легендах и бестиариях, в стихах и алхимических трактатах, этот священный зверь всегда окружен ореолом до конца не разгаданной тайны, завесой мистики, приоткрывающей переход на иной уровень Бытия.

Это фантастическое животное во всех культурах издревле ассоциировалось с самыми возвышенными понятиями: духовность, благоразумие, чистота, непорочность, строгость и осмотрительность. Так, в Тибете Единорог — мост между Небом и Землей; в христианстве — символ божественного единства, духовной власти и благородства. В рыцарском символизме он ассоциируется с чистотой чувств, а наши предки, славяне, очень почитали единорога, называемого ими Индриком.

Единорог «Книжной Капеллы» встречает посетителей при входе в обитель книжного таинства не просто так. Мы избрали его главным символом «Книжной Капеллы» как воплощение стремления к духовному росту, высшей мудрости, сокрытой в редких книгах — и как верного спутника первых русских книгопечатников с фасада Печатного двора в Москве. Именно там в 1564 году Иван Федоров создал первую датированную печатную книгу «Апостол», а потом — Евангелия, Псалтырь и другие важнейшие произведения. Переплеты изданных там книг, которые сейчас составляют ценнейшее культурное наследие России, украшались единорогами.


Вопросы о Книжной Капелле